«Жизнь за царя»

0_c0b11_e672f83_orig
7P2A5602
7P2A5604
7P2A5548-1
7P2A5598
7P2A5593
7P2A5595
7P2A5596
7P2A5592
7P2A5587
7P2A5591
7P2A5576
7P2A5583
7P2A5580
7P2A5558
7P2A5554
7P2A5551
7P2A5553
7P2A5543
7P2A5548
7P2A5542
7P2A5540
7P2A5538
0_c0b11_e672f83_orig 7P2A5602 7P2A5604 7P2A5548-1 7P2A5598 7P2A5593 7P2A5595 7P2A5596 7P2A5592 7P2A5587 7P2A5591 7P2A5576 7P2A5583 7P2A5580 7P2A5558 7P2A5554 7P2A5551 7P2A5553 7P2A5543 7P2A5548 7P2A5542 7P2A5540 7P2A5538

28 февраля в 17:00 и 20:00 в театре Karlsson-хауз, Фурштатская ул., 30

Спектакль обладатель премии «Золотой софит» 2014, обладатель «ЗОЛОТОЙ МАСКИ 2015» в номинации «Лучший спектакль малой формы»

Режиссер: Джулиано Ди Капуа
Сценограф: Сергей Гусев

Автор идеи: Илона Маркарова
Актеры: Илона Маркарова, Павел Михайлов, Александр Кошкидько, Игорь Устинович, Андрей Жуков.
Консультанты: Лев Лурье, Алексей Никонов, Роман Каменецкий

Данная работа посвящена членам Исполнительного комитета партии “Народная воля”, незаслуженно забытым персонам русской истории. Тексты о режиме звучат крайне современно, но герои лишены однозначной оценки, это сложный коктейль из искренности и театральщины, истовости и глупости. А в итоге — трагическая мысль о повторяемости времени, о невозможности жить так, как мы живем, о преступном режиме и фриках, желающих изменить режим. Но — фриках. Но — желающих…

«Жизнь за царя» – беспрецедентное явление в театральной жизни Петербурга. Художественная постановка по историческим документам, намеренно уходящая (почти хлопая дверью) из театрального пространства, но использующая, вызывающе  и намеренно – именно  театральные, приёмы воздействия.

Невероятное количество аллюзий обрушивает на зрителя режиссёр Джулиано  Ди Капуа. Юношеская ярость и в буквальном смысле – дикость игры актёров, находящихся на самой необычной театральной сцене – старой петербургской квартире, обескураживает, сбивает с толку…

И, вот, вы уже не понимаете на чьей вы стороне. С какой стороны? Как в формально-театральном, так и в политическом, если хотите смысле. Кто они эти люди, что изменили историю? А может, это мы? Спектакль ставит больше вопросов, чем даёт ответов. Лично для меня это очень ценно. Не назидание или фетиш, а вопрос, на который зритель ответит сам. Каждый по-своему. Разве не в этом свобода мысли? Разве не это – свободомыслие и интеллектуальная честность? Накал, которого достигают участники действия, иногда становится буквально невыносимым. Но разве не в этом реализм? Реализм художественный и творческий, а не жалкая копирка социалистического реализма. Ведь люди, о которых и сделан спектакль – жили в этом накале и делали то, что считали для себя единственным и верным. Кто из нынешних политических деятелей  может похвалиться этим? В этом смысле – совсем непонятна реакция, так называемой театральной критики. Да и важна ли она? Будут ли хвалить или проклинать постановку, движущей силой которой выступила одна из самых талантливых актрис Санкт-Петербурга – Илона Маркарова – уже не важно! Ясно одно: то, что это незаурядная, актуальная и невероятно захватывающая попытка постижения Русской Революции через историю первой принципиально-террористической партии в мире, через судьбу её участников, через нарочито выставленные театральные приёмы, является единственной в своём роде.

Как очевидно, и то, что формально сама постановка является чем-то исключительным в театральной жизни Санкт-Петербурга. Это не спектакль. Это ДИНАМИТ.

Лёха Никонов
23.01.14

 

Спектакль основан на письмах, воззваниях, выступлениях, речах на суде, мемуарах Веры Фигнер, Андрея Желябова, Софьи Перовской, Макара Тетёрки, Николая Кибальчича, Веры Засулич, Геси Гельфман, Софьи Бардиной, Степана Халтурина.
 



Надежда Таршис. «Петербургский Театральный журнал”

«Пируэт, исполненный актерским ансамблем спектакля, дорогого стоит. Заумная спираль, закрученная Клио, становится сюжетом. Метаморфозы, которые претерпело отношение к народовольцам в девятнадцатом, двадцатом и вот уже в двадцать первом веках, стали его живым нервом. Улицы, носившие имена террористов (Желябова, Перовской, Халтурина, Каляева), снова заголосили по-революционному. Зритель оказывается будто бы в музее-квартире заговорщиков. Их страстное стремление к свободе, пассионарная готовность к самопожертвованию обжигают — и тут же иронически переосмысляются лицедеями, в силу исторической дистанции знающими гораздо больше, чем их герои; возникает драматичное сопряжение с нашей эпохой тотального цинизма.”



Дмитрий Циликин, «Деловой Петербург»

«Обычно театр документальный, политизированный чаще всего предлагает пусть ярко публицистическое, но мало художественное высказывание. Тем дороже редкое соединение в спектакле “Жизнь за царя” животрепещуще актуального содержания с творчески полноценной формой.


Павел Руднев

«Ценность этого спектакля еще в реабилитации людей. Не в реабилитации поступков, а в поминании целого поколения неравнодушных, обожженных людей, достойных любой оценки, включая осуждение, но не достойных забвения. Спектакль нам рассказывает не о том, что надо бороться с самодержавием, а том, как самодержавие доводит молодых и, безусловно, честных людей до радикализма. Мы, в самом деле, видим этот путь: как рассасывается иллюзия за иллюзией, как любая позитивная социальная деятельность разбивается о стенку равнодушия системы.»




Лилия Шитенбург
«Город — 812”


«Точки в этом спектакле нет и быть не может. В финале – монолог подсудимой, в котором вновь – ни единого вывода о вине или подвиге, но лишь трагический вызов: «Они будут слушать!» Они – публика. Текст обрывается как раз перед тем, когда будет произнесено «последнее слово». Спектакль оказался достоин своих героев. «Театро ди Капуа» сделал бомбу.»


 Отзывы зрителей